Я знаю, Принципия, дочь моя во Христе, что очень многие упрекают меня за то, что я пишу по временам к женщинам и отдаю предпочтение перед мужчинами слабому полу. Поэтому я должен сперва ответить своим порицателям, а потом уже перейти к рассуждению, [214] о котором ты просила. Если бы мужчины спрашивали о чем-либо из Писаний, я не вел бы речи с женщинами. Если бы Барак захотел идти в сражение, Девора не торжествовала бы победу над врагами (см.: Суд. 4; 5). Иеремия за­ключается в темницу, и поскольку обреченный на погибель Израиль не принял пророчеству­ющего мужа, ему воздвигается Олдама проро­чица (см.: 4 Цар. гл. 22). Священники и фарисеи распинают Христа, и Мария Магдалина плачет у Креста, приготовляет благовонные масти, ищет Его во гробе, расспрашивает садовника, узнает Господа, идет к апостолам, извещает об открытии. Эти сомневаются, она верит. Поисти­не башня, блистающая белизной и Ливанская, обращенная к Дамаску (Песн. 7, 5), то есть на кровь Спасителя, призывающую к покаянному вретищу[1]. У Сарры не было женского, и поэто­му подчиняется ей Авраам и говорится ему: Во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее (Быт. 21, 12). У той прекратилось женское; ты никогда женского не имела. Дева стоит выше пола, носит Христа в теле. Она владеет тем, что ожидается в будущем. Ревекка идет вопро­шать Господа и, так как она была достойна от­вета, слышит Божественное предсказание: Два племени во чреве твоем, и два различных на­рода произойдут из утробы твоей (Быт. 25, 23). Та рождает двух враждующих! Ты ежедневно [215] зачинаешь, терпишь муки родов, рождаешь Одного, плодотворного при одиночестве, много­образного по величию, единодушного в тро­ичности. Мария, сестра Моисея, воспевает победы Господа (см.: Исх. 15, 20-21), и Рахиль корнем своего имени отмечает для потомс­тва наш Вифлеем и Евфрафу[2]. Дочери Салпаада удостаиваются получить наследие пос­реди братии (см.: Числ. 27, 7). Руфь, Есфирь и Юдифь были так славны, что дали свои имена священным книгам. Лнна пророчица рождает сына левита, пророка, судью, почтенного священными власами, приносит его в скинию Божию (см.: 1 Цар. 1; 2). Жена Фекоитянка запутывает царя Давида вопросами и учит загадкой, укрощает примером Божиим (см.: 2 Цар. гл. 14). Читаем и о другой мудрой женщине, которая во время осады города, когда из-за некоего бунтовщика военачальник Иоав разбивал сте­ны тараном, говорила к народу во имя своей мудрости, и опасность, угрожавшая целому населению, уступила силе убеждения жен­щины (см.: 2 Цар. гл. 20). Что скажу я о цари­це Савской, приходившей слушать мудрость Соломона от конец земли и, по свидетель­ству Господа, имеющей восстать на суд со всеми мужами Иерусалима (см.: 3 Цар. гл. 10; Мф. 12, 42)? Елисавета пророчествует и чревом, и устами (см.: Лк. 1, 41-45). Лнна, дочь Фануилова, [216] живя в храме, делается храмом Бога и, пребывая в ежедневном посте, обретает Хлеб Небесный (см.: Лк. 2, 36-38). Жены следуют за Спасителем и служат Ему от имений своих (см.: Лк. 8, 1-3). Тот, Кто пятью хлебами напитал пять тысяч мужей, не считая жен и детей, не отказывался принимать пищу от святых жен. Он разговаривает со самаритянкой у колодца и, насыщенный собеседованием с верующей, забывает о тех яствах, какие были куплены (см.: Ин. 4, 32). Лкила и Прискилла наставляют Аполлоса, мужа апостольского и ученейше­го в законе, и учат его пути Господню (см.: Деян. 18, 24-26). Если апостолу не было бесчестно учиться у женщины, то почему бы было бесчестно мне после мужей учить и женщин?

Все это изложил я тебе кратко, дочь (достойнейшая), для того, чтобы ни ты не жале­ла о своем поле, ни мужчины не надмевались своим именем (мужчин) - мужчины, в осужде­ние которым в Священном Писании восхваля­ется жизнь женщин. Радуюсь, и мужество мое поддерживается, как некоторым добрым предзнаменованием, когда встречаю я в Вавилоне Да­ниила, Лнанию, Азарию, Мисаила. О, сколько старцев и судей израильских сжарил на сково­роде своей царь вавилонский![3] Сколько Сусанн (что в переводе значит «лилия») вяжут Жениху букеты из белых цветов целомудрия и терно­вый венок обращают в славу торжества! Там [217] на глазах у тебя Марцолла и Азелла, пребывающие в изучении Писаний и святости духа и те­ла; одна из них зелеными лугами и по различ­ным цветам Божественных книг поведет тебя к Тому, Кто говорит в Песни: Я нарцисс Саронский, лилия долин! (Песн. 2, 1); другая, будучи сама цветом Господним, будет достойна вместе с тобой услышать: Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами (Песн. 2, 2). Так как мы начали говорить о цветах и лилиях, а девство всегда уподобляется цветам, то, мне кажется, будет кстати, если в письме к цветку Христову я буду рассуждать о цветах.

Читая 44-й псалом, я нашел в его надписании: в конец, о изменяемых сыном Кореовым, в разум, песнь о возлюбленнем. В еврейском написано: lamanasse al sosannim labne core messhil sir iditoth, что переводим мы по-латыни: victori pro lilies filiorum core, eruditionis canticum amantissimi. Симмах, по своему обыкновению, перевел яснее: торжество о цветах. Итак, sosannim переводится или о изменяемых, или о лилиях и цветах; также и mechil значит и учение, и ученейшего; sir - песнь; icliclia - древнее имя Соломона, который в другом смысле называется миролюбивым. Всех, впро­чем, четыре псалма, у которых начало надписания это же самое, хотя последняя часть его и разнится: это 44-й, 59-й, 68-й, 79-й; из них средние два надписываются Давиду, а первый и последний - сыном Кореовым и Асафу. Говорить обо всех теперь не время; изъясним тот, который начали.

Хорошо со словом конец поставлены в связи изменяемые в конце веков, о которых [218] говорит апостол: Не все мы умрем, но все изменимся (1 Кор. 15, 51). Сама эта таинственность подготовливает читателя к духовному разумению. Ибо там, где смысл прост и ясен, какая была бы необходимость предрасполагать слу­шающего к пониманию и говорить ему: Кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф. 11, 15). Равно и песнь поется Драгоценнейшему и Возлюбленному, так как через Него получат святые обещанное изменение. Под изменяемым этим можно понимать и то, которое бывает в этой жизни, когда совлекаемся ветхого че­ловека и облекаемся в нового, обновляющего­ся в познании по образу Творца, и когда, со­зерцая славу Господа, преобразуемся по тому же образу как бы из славы в славу. Да и нет такого времени, когда святой не изменился бы, пройденное забывая и в будущее простираясь, ибо внутренний человек наш обновляется изо дня в день; и неизменяемый Бог, Который го­ворит через пророка: Я - Господь, Я не из­меняюсь (Мал. 3, 6), изменил ради нас Свой об­раз, принял зрак раба и, переходя из Иудеи к филистимлянам (что значит падающие от чаши, ибо их опьянила золотая чаша Вавилона), сперва был осмеян ради юродства Крес­та, потом принят ради славы победной. Возлюбленный же - Тот, о Котором поет Исайя: Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его (Ис. 5, 1) и Евангелие: Сей есть Сын Мой Возлюблен­ный, в Котором Мое благоволение; Его слу­шайте (Мф. 17, 5), - Тот, Которому ныне вос­певает хвалы не один пророк, а целый хор сынов Корея. А кто - сыны Корея, то есть [219] Голгофы[4], это обстоятельнее говорится в со­рок первом псалме. И нужно знать, что текст песни соответствует надписанию; он говорит о перемене из одного в другое, чтобы дщерь, которой повелевается забыть древнего отца, приготовилась к объятиям Царя. Победитель же есть Тот, Который говорит: Мужайтесь: Я победил мир (Ин. 16, 33) и к Которому обра­щена известная речь юноши: От Тебя победа и от Тебя мудрость, и Твоя слаба, а я Твой раб (2 Езд. 4, 59); это вполне узнал тот, кто пре­одолел при содействии побеждающей десницы Господа и участвует в Его победном торже­стве и кто сплел Спасителю неувядающий венец славы из блистающей белизны добрых дел и разнообразия доблестей.

Отрыгну сердце мое слово благо. Симмах вместо этого перевел: подвигнуто сердце мое к слову благому, показывая, что сердце говорящего отозвалось на речь другого и что в то время, как Дух Святой открывает будущие та­инства Христа, и Сей (Христос) принял участие в речи, дабы и Он говорил о Своем Пришествии, как говорили другие. Отрыжка обозначает пи­щеварение и выдыхание сваренных яств. Как от качества пищи зависит появление отрыжки из желудка и указателем (этого качества) служит хороший или дурной запах, так слова прояв­ляют помышления внутреннего человека, и от избытка сердца говорят уста (Мф. 12, 34). Пра­ведник ест до сытости (Притч. 13, 26), и когда [220] насытится священным учением, из сокровища благого сердца своего износит благое и с апо­столом говорит: Вы ищете доказательства на то, Христос ли говорит во мне? (2 Кор. 13, 3). Некоторые хотят понимать, что это сказано от лица Отца, так как Он изнес слово Свое, всег­да в Нем бывшее, из жизненных глубин и тайн Своего сердца, по изречению другого псалма: Из чрева прежде денницы родих Тя (Пс. 109, 3); так что как чрево не значит чрево в собствен­ном смысле (ибо Бог и не делится на члены), но указывает на тождество существа Отца и Сына, так сердце и слово, которое исходит из сердца, указывает на Отца и Сына. И то, что следует да­лее: Глаголю аз дела моя цареви, приноравлива­ют к известной мысли: Той рече, и быша; Той повеле, и создагиася (Пс. 32, 9), так как по слову Отца Сын сотворил. Ибо все, что Отец творит, то и Сын творит также (Ин. 5, 19), и Отец, пре­бывающий в Нем, творит все через Сына.

Глаголю аз дела моя цареви. Лик пророческий, имеющий говорить о таинствах Христа и Церкви, чтобы не оказаться недостойным песни и не было сказано ему с целью привести его к со­знанию грехов: Вскую ты поведаеши оправдания Моя и восприемлеши завет Мой усты твоими (Пс. 49, 16), открывает свои произведения Царю, Которого имеет восхвалять, дабы Он принял их, если они хороши, или очистил, если дурны. И делает Он то, что повелено: Припомни Мне; станем судиться; говори ты, чтоб оправдать­ся (Ис. 43, 26) и: праведный себе самаго оглагольник в первословии (Притч. 18, 18)[5]. А употреблять [221] вместо «сочинения» и «писания» - «произведение» (дело - opus, opusculum) в характе­ре не только еврейского, но и латинского язы­ка. Итак, и намеревающийся воспевать хвалы Господу свою песнь и произведение посвящает Ему и вместо языческих муз призывает вначале Того Самого, Кого имеет хвалить.

Язык мой трость книжника, скорописца. Вместо этого мы перевели: «Язык мой трость скорописца». Это последняя часть предисловия; и с предыдущим соединяй последующее: отрыгнуло сердце мое благую речь в хвалу Богу, и произведения мои, в которых я имею превозносить Его, я посвятил наипаче Ему Самому. Итак, должен я предуготовить и язык мой, как трость и перо, чтобы Дух Святой писал ими в серд­це и ушах слушающих. Трость пишет по воску; перо - или на бумаге, или по пергаменту, или по другой материи, годной для писанья. Мой же язык, по подобию скорописца (под которым можно разуметь нотариуса[6]), посредством неко­торого сокращения знаков, начертал на скрижа­лях сердца краткую и сжатую речь Евангелия. Ибо если закон написан перстом Божиим рукой посредника и что разрушено - прославлено, то кольми паче Евангелие, которое имеет пребыть, да напишется Духом Святым посредством мое­го языка, чтобы хвалы тому, к кому говорится у Исаии: Скоро совлекай оружие с врага, поспе­ши взять добычу[7] (Ис. 8, 1), начертала на сердце верующих быстрая речь. [222]

Прекрасный видом паче сынов человеческих. В еврейском: «По красоте, ты прекрас­нее сынов человеческих». Отсюда по окончании вступления начинается рассказ и делается обра­щение к Самому Возлюбленному, Избранному и Царю, Которому посвящены произведения гово­рящего. Но спрашивается: каким образом пре­краснее сынов человеческих Тот, о Ком читаем у Исаии: Мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был пре­зрен и умален пред людьми, муж скорбей и изве­давший болезни, и мы отвращали от Него лице свое (Ис. 53, 2-3)? Не спеши приходить к мыс­ли, будто Писания разногласят: там говорится о бесчестии тела по причине бичей, заплеваний, заушений, гвоздей и поносной виселицы - здесь о красоте добродетелей в священном и досточтимом теле. Не то значит это, чтобы Бо­жество Христа было прекраснее по сравнению с людьми, ибо Оно не имеет сравнения; но Он прекраснее всех, независимо от крестных стра­даний. Девственный от Девы, родившийся не от похоти мужа, но от Бога... Если бы Он не имел чего-то Божественно прекрасного в самом лице и взоре, апостолы ни в коем случае не последо­вали бы за Ним тотчас же и пришедшие с целью схватить Его не упали бы (см.: Ин. 18, 6). Наконец, и в рассматриваемом месте говорящий: Муж скорбей и изведавший болезни указывает при­чины, по которым Он потерпел это. Отвраща­ли от Него лице свое, то есть предоставил тело оскорблениям, поскольку скрыл немного Бо­жества. Некоторые соединяют этот стих с пред­шествующими, так что прекрасный видом будет относиться не к Христу, а к перу. [223]

Излияся благодать во устнах Твоих: сего ради благослови тя Бог во век. В Вуль­гате вместо «благослови» читаем «помазал». Но должно знать, что ошибка переписчи­ков не должна быть вменяема семидесяти пе­реводчикам, которые в этом месте соглас­ны с подлинным еврейским текстом. Читая известные слова: Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков (Лк. 2, 52), и в другом месте: И диви­лись словам благодати, исходившим из уст Его (Лк. 4, 22) и что слово Его было со властью (Лк. 4, 32), мы можем понять, в каком смысле сказано: Излияся благодать во устнах Твоих. Ной во дни свои обрел благодать перед Богом, то же Моисей и другие пророки. Но во ус­тах Спасителя излияся вся полнота благодати, в короткий срок времени наполнившая вселен­ную. И Сам Он, как Жених, исшел из черто­га Своего. От края небесе исход Его, и срете­ние Его до края небесе (Пс. 18, 7). Ибо и сама Мария, зачавшая Его, в которой вся полнота благодати обитает телесно, и приветствуется как исполненная благодати (см.: Лк. 1, 28). И апостол, зная, что его проповедь превзошла все учения мира не мирским красноречи­ем, а силой Божественной, говорит: И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша [утверждалась] не на мудрости человеческой, но на силе Божией (1 Кор. 2, 4-5). И укоряя себя самого за то, что сказал: Я более всех их потрудился, тот­час добавляет: Не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною; и опять: И благо­дать [224] Его во мне не была тщетна (1 Кор. 15, 10). Собственно же к Спасителю прилагается сло­во излияние для обозначения изобилия бла­годати, сообразно с написанным: Излию от Духа Моего на всякую плоть (Иоил. 2, 28) и: лю­бовь Божия излилась в сердца наши (Рим. 5, 5). И заметь, что из всего сказанного разумеет­ся о Лице, рожденном от Марии? Говорит­ся, что Он благословен вовек ради благодати уст. Нечто такое проповедует и апостол: Сми­рил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени (Фил. 2, 8-9). Как там зрак раба обуславливает незаслужен­ные страдания, а превознесение и дарование имени приписывается Отцу, так здесь излияние благодати и благословения вовек должно быть относимо к Тому, Кто может и умалить­ся, и возрасти.

Препояши меч Твой по бедре Твоей, сильне; красотою Твоею и добротою Твоею. В еврейском: «Опояшься мечом Твоим но бед­ру Своему, Сильный; славою Своею и красо­тою Своею». Думаю, что ты превосходно по­нимаешь это место, ты, опоясанная бранным мечом Христовым. Ты знаешь, что девство всег­да владеет мечом целомудрия, которым оно умерщвляет дела плоти и побеждает похоти. И языческая религия представляла дев-богинь вооруженными. Опоясал и Петр чресла свои и имел горящий светильник в руках своих. А что бедром означаются отношения брачные, ты узнаешь коротко из следующих примеров. Авраам, посылая взять жену сыну своему Исааку, говорит старейшему дома своего: Положи руку [225] твою под стегно мое, и клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли (Быт. 24, 2, 3), - без сомнения, Тем (Богом), Который имел родиться от его семени. Иаков после борьбы с человеком, явившимся ему у потока Иавок, по выходе из Месопотамии и при вступлении в землю обето­ванную получил имя Израиля не прежде, как ис­сохла жила стегна его (см.: Быт. 32, 28-32). И сыну сказал он: Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его (Быт. 49, 10). И еще ког­да готовился он умереть, заклинал Иосифа стегном своим не погребать его в Египте (Быт. 47, 29). В Книге Судей также читаем: У Гедеона было семьдесят сыновей, происшедших от чресл его (Суд. 8, 30). В Песни Песней говорится: Вот одр его - Соломона: шестьдесят сильных вокруг него, из сильных Израилевых. Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бед­ре его ради страха ночного (Песн. 3, 7-8). Итак, умерщвляющий дела плоти славой и красотой своей или величием и красотой Божества Сво­его и рожденный от Девы, Он был для будущих дев Начальником девства.

И наляцы и успевай и царствуй исти­ны ради и кротости и правды; и наставит тя дивно десница твоя. В еврейском: «Кра­сотою твоей благополучно восходя; ради ис­тины и кротости правды и чудесным образом сведет тебя правая рука твоя». У евреев красотою твоею написано в другой раз, да не по­думает кто-либо, что то же самое повторено по ошибке переписчиком. Это фигура, которая у риторов называется повторением. И так, как в панегирике, который говорят хвалите­ли тем, кого превозносят похвалами, воору­женного [226] убеждают к сражению, чтобы Он раз приобретенный перевес в войне не оставлял, но, шествуя, как Победитель, на большее поражение врагов, уготовил себе Царство в сре­де тех, которых соединил под Своей властью, освободив от власти диавола, и сказал: Аз же поставлен есмь Царь от Него над Сионом, го­рою святою Его (Пс. 2, 6). Нет никакого сомнения, что истиной, кротостью и правдой на­зывается Христос, Который говорит: Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14, 6); также: Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сер­дцем (Мф. 11, 29); и еще: Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением (1 Кор. 1, 30). Все это говорится о теле так, что должно быть изъяснено о членах. Победа Господа - торже­ство рабов. Ученость наставника - преуспе­яние учеников. А то, что следует: Наставит тя дивно десница твоя, должно быть понимае­мо или о тех знамениях, которые совершил Он в Евангелии, или (в образном смысле) о пора­жении, которое нанес Он врагам. Сердце мудрого на правую сторону, а сердце глупого на левую (Еккл. 10, 2). Христос весь одесную, ан­тихрист ошуюю. Перевод с еврейского отлича­ется выражениями, но не отличается смыслом.

Стрелы Твоя изощрены, сильне; людие под Тобою падут в сердцы враг царевых. В еврейском нет сильне - остальное почти так же. И этот стих особенно к лицу тебе, уязвленной стрелой Господа, поющей с невестой в Песни: Я изнемогаю от любви (Песн. 2, 5). Нет ниче­го удивительного, что у Жениха твоего мно­го стрел, о которых говорится в 119-м псалме: [227] Стрелы сильнаго изощрены, со угльми пустынными (Пс. 119, 4), ибо Он стрела Отца и говорит у Исаии: Соделал Меня стрелою изостренною; в колчане Своем хранил Меня (Ис. 49, 2). И Клеопа, раненный вместе с другим этими стрела­ми на пути, говорит: Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и ког­да изъяснял нам Писание? (Лк. 24, 32). И в другом месте читаем: Яко стрелы в руце сильнаго, тако сынове оттрясенных (Пс. 126, 4). Этими стрелами ранен и пленен весь мир. Павел был стрелой Господа; пущенный луком Господним от Иерусалима до Иллирии, он летел туда и сюда, спешил пройти до Испании, чтобы, как быстрая стрела, повергнуть к стопам Господа своего Восток и Запад. И поскольку у могущественнейшего Царя много врагов, раненных огненными стрелами диавола, пораженных, как олень, ударом дротика в печень, то огненные стрелы Господа бросаются с опустошитель­ными углями, чтобы очистить в сердце врагов Царя, что было порочного, и вытеснить спаси­тельным огнем огонь губительный.

Престол Твой, Боже, в век века; жезл правости, жезл царствия Твоего. Возлюбил еси правду и возненавидел еси беззакоуше; сего ради помаза Тя, Боже, Бог Твой елеем радости, паче причастник Твоих. В еврейском: «Пре­стол Твой, Воже, в век и в вечность; скипетр правды, скипетр Царства Твоего. Ты возлюбил правду и возненавидел несправедливость; за это помазал Тебя Бог Твой елеем восторга пре­имущественно перед соучастниками Твоими». Разумей два лица: лицо помазанного Богом и лицо помазавшего. Поэтому и Аквила еврей­ское [228] слово eloim перевел не именительным па­дежом, а звательным, именно Θεε (Боже), и мы для понятности поставили Dee[8], хотя латин­ский язык этого не допускает, - поставили так, чтобы кто-либо не понял превратно, буд­то Бог, Отец возлюбленного и драгоценнейше­го, называется дважды. Хотя Отец в Сыне и Сын во Отце взаимно обитают и имеют Престол друг у друга, однако в настоящем мес­те речь обращена к Царю, Который есть Бог, и Ему говорится, что Царство Его (ибо я так понимаю престол, соответственно написанно­му: От плода чрева твоего посажду на престоле твоем - Пс. 131, 11) не будет иметь конца. Что и Марии благовествует Ангел: Даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и бу­дет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца (Лк. 1, 32-33). Не думаем, чтобы это противоречило сказанному апостолом в Первом послании к Коринфянам, что Сын имеет передать Богу Царство и должен будет покориться Тому, Кто покорил Ему все, да будет Бог всяческая во всех, и Христос, Ко­торый в каждом отдельно проявлялся не мно­гими добродетелями, да пребудет во всех всеми. А что скипетр и жезл отличительная прина­длежность царствующих, это указывает сам пророк, говоря: Жезл правости, жезл царствия Твоего. Некоторые, приводя свидетельство из Исаии: Произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его (Ис. 11, 1), понимают под ним Человека, Который был дан [229] нам, Кому и предоставляется Царство, и го­ворится о Нем, что Он царствует ради люб­ви к правде и ненависти к несправедливости и что Он помазан елеем радости паче причаст­ник Своих, как бы в помазании имеющий по­лучить дар любви и ненависть к неправде. Но во всех случаях мы научаемся, что в нас по­ложены семена любви и ненависти, ибо и Сам Тот, Кто начатки плоти нашей вознес на небо, и правду возлюбил, и несправедливость возненавидел. Отсюда и Давид: Не ненавидящыя ли Тя, Господи, возненавидех, и о вразех Твоих истаях? Совершенною ненавистию возненави­дех я (Пс. 138, 21-22). Следует: Помаза Тя, Боже, Бог Твой. Первое имя должно понимать в зва­тельном падеже, второе - в именительном.

Немало удивляюсь, почему Аквила не перевел, как начал в первом стихе, зватель­ным падежом, а не именительным, называя два раза Богом Того, Кто помазал вышесказанно­го Бога. Этим местом Фотин опровергается[9]; но Арий поднимает голову, приводя свидетель­ство из Евангелия: Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему (Ин. 20, 17). Но когда слышит, что Он, Возлюб­ленный, опоясан мечом по бедру и царствует ради истины и кротости; помазан ради люб­ви к правде и ненависти к неправде, и помазан паче причастник Своих, о которых писано: Мы сделались причастниками Христу, если толь­ко начатую жизнь твердо сохраним до конца (Евр. 3, 14), - удивляюсь, почему в хулу Богу [230] называет он Бога престолом[10], как будто все сказанное приличествует Божеству Слова, а не уничижению человеческому. Пусть слушает Деяния апостольские: Бог Духом Святым и си­лою помазал Иисуса из Назарета (Деян. 10, 38). Пусть слушает Евангелие: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посе­му и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим (Лк. 1, 35). Пусть почувствует Самого Гос­пода, гремящего: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня (Лк. 4, 18). Причастниками называет апостолов и верующих, которым Он дал имя от Своего помазания, так что от пома­занного они называются помазанными, от Хри­ста - христианами.

Смирна и алое и кассиа от риз Тво­их, от храмов слоновых, из нихже возвеселиша Тя. Дщери царей в нести Твоей. В еврей­ском: «Смирна и стакти и касиа на одеждах Твоих от домов Твоих слоновых, в которых ра­дуют Тебя в чести Твоей дочери царей». Из самого предисловия ты узнала, почему я захо­тел объяснять этот псалом: обращаясь к деве, я нашел надписание о лилиях и цветах. Итак, совершенно последовательно и эти стихи я отношу к тебе, для которой пишется настоя­щая книга. Ты умертвила свои члены на зем­ле и ежедневно приносишь Христу мирру. Ты благоухание Христово, и поэтому представ­ляешь Господу стакть, то есть каплю или сле­зу[11]. Знатоки свойств ароматов рассказывают, [231] что стакть есть цвет мирры. Кассия, которая следует затем, есть то же самое, что другие называют συριγζ, то есть гортань голосистая для хвалы Богу и очищающая своим жаром все мок­роты и насморки похотей. Так, где в наших коде­ксах стоит gutta или stacte[12], в еврейском чита­ется haloth. Поэтому и Никодим заготовил для погребения Госиода сто фунтов мирры и алое. И жених говорит невесте: Мирра и алой со вся­кими лучшими ароматами (Песн. 4, 14). А она от­вечает: С рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра (Песн. 5, 5). Отвергни и ты дела смерти. Спогребшись со Христом в крещении, умри и для этого мира и, не помышляя ни о чем, кроме небесного, говори к Жениху своему: С рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра. Знаем еще помазание священническое, о котором вспоминает Давид: Яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее па ометы одеж­ды его (Пс. 132, 2); в него вместе с другими ароматами примешивается и стакть. Волхвы также приносят смирну. И в настоящем разе начать облекаться во Христа значит воспринять смерть Его и показать ее на своей плоти? Вот одежды, приличные Жениху твоему, Он войдет, когда ты украсишь Его этими одеждами. И когда ты со­ткешь Ему этого рода одежды - сделаешься сама храмом Божиим и возвеселишь Его от до­мов слоновых или, лучше, как пишется в еврей­ском, от храма зубов, и будешь воспевать хвалы Господу и, всецело умершая для мира, будешь подражать лику Ангелов. Ибо слоновая кость и зубы, как это дает понять самая природа их, [232] служат символом и смерти, и голоса. И со­вершенно последовательно прибавлено: Из нихже возвеселиша Тя. Дщери царей в чести Твоей. Твой Жених Царь царей и Господь господствующих. Те цари, которые под таким Царем, суть только царьки, суть твои отцы, родившие тебя евангельским учением. Будучи дочерью их, почитай одежды, благовониями и храмом слоновым Того, Кому выше сказано: Излияся благодать во устнах Твоих; также - препояши мен Твой по бедре Твоей, сильне; и еще: стрелы Твоя изощрены; и: престол Твой, Боже, в век века. То, что перевели мы от домов слоно­вых, некоторые из латинян, по двусмыслию сло­ва, так как в греческом написано - απó βαρεων ελεφαντíνων, перевели а grabus (от тяжестей слоновых, как в славянском); Βαρις - слово туземное в Палестине: и до настоящего време­ни дома, заключенные со всех сторон и постро­енные наподобие башен и общественных стен, называются там Βαρεις.

Предста царица одесную Тебе, в ри­зах позлащенных; а что читаем далее: Одеяна преиспещрена, кроме Вульгаты, не переведено никем из переводчиков. В еврейском: «Вста­ла супруга по правую сторону Тебя в золо­той диадеме». Там, где мы перевели «супруга», в еврейском читается segal. Вместо этого Аквила перевел «сожительница» (конкубина); Симмах и Пятое издание перевел «любовни­ца», а Семьдесят, Феодотион и Шестое изда­ние - «царица». Затем, где я сказал «в золо­той диадеме», Симмах перевел «в изящнейшем золоте»; Лквила, Пятое и Шестое издание: «в румянах» и «в золоте офирском». Те, кто [233] суть дщери царей и приуготовляются к объяти­ям жениха, увеселяют смирной, стактией, касией и домами слоновыми Того, Чей Престол в век века. Опирающаяся же твердым корнем на кам­не - Христе - есть Церковь Православная; единая голубица, совершенная и чистая, стоит она по правую сторону и не имеет в себе ничего левого. Стоит она в одеждах позлащенных, вни­кающая в смысл Писаний и исполненная всяких добродетелей, или, как перевели мы, - «в золотой диадиме». Ибо она есть царица и царствует с царем; под дочерьми ее мы можем разуметь и вообще души верующих, и в частности лики дев. Офир есть род золота, названный так или от местности в Индии, или от цвета, ибо у ев­реев было семь названий золота. Под женой же и сожительницей, на основании Песни Соломо­на, будем разуметь ту, которая не может уснуть в отсутствие своего жениха или мужа.

Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего, и возжелает Царь доброты твоея; зане Той есть Господь Бог твой, и поклонятся Ему. В еврейском: «Слыши, дщи, и виждь и прикло­ни ухо твое, и забудь народ твой, и дом отца твоего, и возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой, и поклонись Ему». Доселе языком пророка, который сравнивается с пе­ром скорописца, говорит Дух Святой, называя одно и то же лицо Царем, Воителем, Богом и Женихом. Отселе же вводится лицо Отца, го­ворящего к невесте Сына Своего. Он увещевает ее, чтобы она, презрев заблуждения древнего язычества и идолопоклонства, во-первых, вни­мала тому, что будет говориться: за это она, [234] чужестранка, будет названа дочерью; потом - чтобы обратила взоры или на то, что говорит­ся, или на вселенную, из видимого поняла не­видимое, в тварях познала Творца и прилежно приклонила ухо свое, чтобы удержать в памяти то, что говорится. Как скоро же она услышала, увидела и приклонила ухо свое и вся предалась учению и пониманию того, что говорится, - пусть забудет свой первый народ и, как Авра­ам, выходящий из Халдеи, пусть оставит землю рождения и родства своего. Никто не сомнева­ется, что отцом нашим, до нашего усыновления Богу, был диавол; почему и Спаситель гово­рит: Ваш отец диавол (Ин. 8, 44). Итак, говорит, когда ты забудешь древнего отца и, отложив прежние нечистоты, покажешь себя такой, что убеленная станешь выше своего родства, та­кой, какой может возлюбить тебя Сын Мой, - тогда возжелает Царь доброты твоея. Не по­думай, что Тот, Кто возлюбит тебя, один из толпы; Он - Царь твой и Господь твой. Те, кто суть цари и господа, хотя и цари, и господа - по власти, но природы одной с теми, над кем господствуют и царствуют; я же воз­вещаю тебе, что Сей будет и Бог, и ты должна будешь поклоняться Ему. Семьдесят толковни­ков не сказали: «и поклонишься Ему», а «пок­лонятся Ему», так что смысл дается такой: Тот, Который имеет возлюбить тебя, Который имеет плениться красотой твоей, есть Бог - и Бог, покланяемый всеми. То, что мы изъяснили о Церкви, избранной из среды народов, пусть каждый отнесет к самому себе и к душе веру­ющего; пусть, оставив прежние пороки, полу­чит усыновление; пусть приклонит ухо свое, [235] забудет древний образ жизни и с апостолом[13] пусть оставит мертвого отца и представит себя таким, каким бы возлюбил его Царь. Ибо Он есть Господь его, перед Которым он должен приклонять колена и, отложив гордость, подъ­ять иго смирения.

Спросим у иудеев: кто эта дочь, к ко­торой говорит Бог? Не сомневаюсь, что они ответят - синагога. Каким же образом гово­рится синагоге и народу израильскому: Забуди люди твоя и дом отца твоего? Не в таком ли уже смысле - пусть оставит народ еврей­ский и Авраама, древнего отца? Скажут, что это относится к призванию Авраама, оставив­шего халдеев; но кто же тот царь, который имеет возлюбить красоту Авраама? Подлинно, иной есть тот, который говорит: Слыши, дщи, и иной, о котором говорится: Возжелает Царь доброты твоея. Этот иной не только Царь, но и Господь и Бог покланяемый.

Дщи Тирова с дары, лицу Твоему помолятся богатии людстии. В еврейском: «о дочь сильнейшего, богатые из народа с дарами помолятся лицу твоему». Еврейское слово sor, которое, следуя Семидесяти, читаем у Иезекииля, может быть переводимо - «Тир», «несчастие», «сильнейший» или «сильнейшая» и «кремень», то есть «твердейший камень». От этого и произошла ошибка в настоящем месте. Аквила, Семьдесят, Феодотион и Пятое изда­ние перевели «Тир»; Шестое оставило еврейское [236] слово сор, Симмах - кратакху, то есть «сильнейшая». Мы отнесли это имя к Богу, так что та, которой выше сказано: слыши, дщи, и виждь, именуется дочерью «сильнейшаго». Впрочем, и сама она может быть названа «силь­нейшею», как уподобившаяся сильному отцу, как такая, лицу коей с различными дарами по­молятся богатые народы. Богатые - это бога­тые всеми добродетелями и знамением; или те, кто считаются богатыми в этом веке, мудрые мира этого и изучившие науки философские, или, лучше, - те, кто были богаты прежде, имели слово Божие, заветы, пророков, то есть народ израильский. Ибо как до Пришествия Спасителя те, кто был из Тира, то есть из на­рода язычников, обращались с мольбами к бо­гатому народу израильскому и через него были вводимы во храм, так после Пришествия Госпо­да все, возжелавшие уверовать из народа изра­ильского (некогда богатые близостью к Богу и покровительством Его), придут к дочери Тира и, принеся различные дары добродетелей и исповедания Христа, помолятся ей, чтобы в среде язычников найти то спасение, которое потеря­ли в Иудее.

Вся слава дщери цареви внутрь, рясны (бахромой) златыми одеяна и преиспещрена. В еврейском: «Вся слава дочери царевой внут­ри, золотыми перевязями обвита она». Вместо εσωυεν, поставленного у Семидесяти и переведенного нами внутри, в некоторых экземпля­рах встречается esebon, что значит помышле­ния. Из чего видно, что вся слава Церкви, коей выше сказано: Слыши, дщи, и виждь и «о дочь Тира» и которая теперь называется дочерью [237] царевой, есть внутренняя и в помышлениях, то есть во внутреннем человеке, и не в рукотворенном, а в духовном обрезании, имеющем дерзновение совести перед Богом; как и вся красота более в силе смыслов, чем в цветистости слов. Как в основу, которая дает бахрому, вплетается уток и вся крепость одежды заключается в основе, так в различные смыс­лы Писаний, из которых соплетается все обле­чение Церкви, входит нечто и из природы, и из нравов; и это-то именно означает одежда Ааронова, сотканная из золота, пурпура, червленицы, виссона и гиацинта (Исх. 28, 39), - одеж­да, которую делали женщины, получившие от Бога мудрость тканья. И чтобы мы могли ура­зуметь всю красоту дщери царевой внутрь, она сама говорит в Песни: Царь ввел меня в чер­тоги свои (Песн. 1, 3); в этих чертогах, заклю­чив двери уст, нам повелено молиться Богу От­цу (см.: Мф. 6, 6). И 9-й псалом надписывается: О тайных сына. И Иосиф носил разноцвет­ную одежду (см.: Быт. 37, 3), которую соткала ему мать Церковь. К одной из этих бахромок Спа­сителя прикоснулась кровоточивая и выздоро­вела (см.: Мф. 9, 20-22). Еврейское «золотыми пе­ревязями обвита она» значит то же самое, что и выше: «Вся слава дочери царевой внутри»; пеленами смыслов Божественных и обвивают­ся внутренние члены Церкви, и прикрывается все тщеславие чрева. Невеста не может забыть этих перевязей - по Иеремии (Иер. 2, 32), пе­ревязей, стягивающих перси и покрывающих грудь, в коей суть помышления.

Приведутся Царю девы в след ея, искренния ея приведутся Тебе. Приведутся в ве­селии [239] и радовании, введутся в храм Царев. По переводу Семидесяти, первый стих гово­рит еще об украшении дщери; второй обра­щен к Самому Жениху и Царю. По-еврейски говорится все к невесте, до того места, где написано: Поставиши я князи по всей земли, и читается так: «В испещренных (одеждах) вводится к Царю, девы в след за нею, под­руги ее вводятся туда; вводятся с веселием и ликованием, входят в чертог Царя». Что есть большое различие между душами, верующи­ми в Христа, это доказывает Песнь Песней, где написано: И восемьдесят наложниц и де­виц без числа, но единственная - она, голу­бица моя, чистая моя, ближняя, о которой говорится: Увидели ее девицы, и - превознесли ее, царицы и на  наложницы, и - восхвалили ее (Песн. 6, 7-8). Та, которая совершенна и свя­та телом и духом, та удостоилась названия голубицы и ближней. Она есть та дочь, о ко­торой выше сказано: Предста царица одес­ную Тебе, в ризах позлащенных. Те же, ко­торые возвысились над шестью днями мира[14] и вздыхают о будущем Царстве, те называют­ся царицами. А та, которая и имеет обреза­ние восьмого дня, но еще не вступила в брак, та называется наложницей. Все же разнооб­разие верующих, которое еще не может ни быть заключенным в объятиях Жениха, ни рождать от Него детей, называется юноша­ми. Я думаю, что к числу тех дев, которые [239] следуют за Церковью и относятся к первой степени, принадлежишь и ты, и все, кто пребывает в девстве тела и души. Ближние же и подруги суть вдовицы и воздерживающие­ся в супружестве; эти все с веселием и лико­ванием вводятся в храм и чертог Царя, в храм как священницы Божии, в чертог - как невес­ты Царя и Жениха. Этот храм видел Иоанн в Апокалипсисе (см.: Откр. гл. 21); этого храма желал пророк. Едино, говорит, просих от Гос­пода, то взыщу; еже жити ми в дому Господни вся дни живота моего (Пс. 26, 4); и еще: Госпо­ди, возлюбих благолепие дому Твоего и место селения славы Твоея (Пс. 25, 8); и в ином мес­те: Яко пройду в место селения дивна, даже до дому Божия, во гласе радования и исповеда­ния, шума празднующаго (Пс. 41, 5). Пестрая же (одежда), которой украшается для своего Жениха царица, есть то самое, что у Семидесяти читается - одеяна преиспещрена[15].

Вместо отец твоих родились сыны тебе; поставиша я князи по всей земли. В еврейском: «Вместо отцов твоих будут тебе сыновья; поставишь их князьями по всей земле». Эту речь мож­но понимать и от лица Отца, и от лица Сына, от лица сынов Кореовых, но только - к дочери, а никак не о дочери. Итак, если речь обращает­ся к дочери-невесте, а невеста избрана из среды народов и ей говорится выше: Забуди люди твоя и дом отца твоего то мы должны знать отцов невесты, чтобы узнать потом и сыновей. Вместо отец твоих, тех, о которых сказал Иеремия: Только ложь наследовали наши отцы, пусто­ту [240] и то, в нем никакой нет пользы (Иер. 16, 19), вместо Платона и других учителей различных догматов и заблуждений родились тебе сыно­вья, которых ты поставила князьями своими и сделала наставниками в среде народов. А мо­жет быть, и иначе: «О Церковь! Сыновья, кото­рых ты родила себе, обращаются в отцов тво­их, ибо из учеников ты сделала их учителями и по всеобщему избранию возвела их на степень священства». Если же под отцами Церкви ра­зумеем мы Авраама, Исаака, Иакова и других патриархов, то под сыновьями, родившимися ей в достоинстве отцов, будем разуметь апосто­лов, которых Господь послал проповедовать до последних земли и крестить верующих во имя Троицы. Но спрашивается: каким образом Цер­ковь из язычников могла иметь отцами Авраа­ма, Исаака и Иакова, когда ей сказано выше: Забуди люди твоя и дом отца твоего? Прочи­таем Евангелие: Не начинайте глаголати в себе: отца имамы Авраама; может Бог от камения сего, то есть от жестокого сердца язычников, воздвигнуть детей Аврааму (Мф. 3, 9). И в дру­гом месте: Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы (Ин. 8, 39). Ибо как он, по вере, был оправдан в обрезании, так оправдимся и мы, если будем иметь веру и дела отца нашего Авраама. Это же самое может быть ска­занным и к Спасителю или от лица Отца, или от пророческого лика и от Святого Духа. Вмес­то отец наших, то есть вместо племени иуде­ев, которые оставили Тебя и отреклись от Тебя, родились Тебе сыновья, апостолы и верующие из народов, которых Ты поставил князьями по всей земле. [241]

Помяну имя Твое во всяком роде и роде; сего ради людие исповедятся Тебе в век и во век века. В еврейском: «Вспомяну имя Твое во всяком поколении и поколении. Сего ради ис­поведают Тебя народы в век и вечность». То, что мы перевели «исповедают Тебя», Симмах перевел «восхвалят Тебя». Царица, которая предстала одесную Царя в ризах позлащенных, которой повелено забыть народ и дом отца своего и еще раз было сказано: Вместо отец твоих будут сынове твои, - царица, пони­мая, какой славой имеет она быть украшенной и какими наградами превознесенной, обраща­ет речь свою к Жениху и обещает, что она бу­дет вспоминать имя Жениха всегда, во всяком поколении и поколении. Что обещала она, то видим и исполненным. Сама христианка, она и всем нам дала имя христиан - имя новое, в котором благословятся все племена земные. Воспоминает же она не в одном поколении, но во всех, указывая этим или на все народы, или на два поколения - иудеев и язычников. И так как не много, если имя Господа будет воспоминаться в двух поколениях, поэтому ко­торые будут в лоне Церкви, будут исповедовать и восхвалять Господа во век века. Когда и ты, Принципия, дочь моя, сопричисленная лику святых, в числе дев приведена будешь к Царю и возвеселишь Жениха из домов сло­новых в чести своей, вспомни тогда и меня, изложившего тебе, при откровении Господнем, смысл этого псалма и скажи: «Буду помнить имя Твое». Как скоро ты поняла часть Пес­ни - поймешь и всю Песнь песней, если жизнь не откажется быть нашей спутницей.


[1] Игра слов, основанная на еврейском значении имен «Магдалина» и «Дамаск»; «Магдалина» от migdal - башня или возвышающаяся наподобие башни, turrensis, как объясняет сам блж. Иероним в книге об именах еврейских. Дамаск - от dam - кровь и sac - мешок, вретище.

[2] Рахиль, по-еврейски Rachel, - овца или видящий начало, видящий Бога, как объясняет сам же бла­женный Иероним в книге об именах. Значение имени «Рахиль» и дает ему повод к остроумному сближе­нию между событием, описанным в 35-й главе Бы­тия, и рождением в Вифлееме Христа Спасителя.

[3] Старцев и судей в роде тех, которые оклеветали Сусанну. По мнению иудеев, эти старцы были сжарены на сковороде царем вавилонским, хотя, по Даниилу, они были побиты камнями.

[4] Соге от еврейского кагасh - оскорбить, обрить; отсюда кегасh - лысый, кагасh - лысина. Сакапа от латинского calvus - лысый, голая и острая (лысая) гора, лобное место.

[5] В русском тексте: «Первый в тяжбе своей прав».

[6] Род писцов, из рабов, писавших под диктовку гос­под и для скорости употреблявших сокращения.

[7] В русском тексте эти слова не переведены.

[8] Искусственная звательная форма от латинского Deos - Бог, образованная по аналогии с греческой.

[9] Фотин учил, что Христос произошел от Ма­рии - только Он называется здеcь Богом.

[10] Как видно, Арий читал этот стих псалма так: «Престол твой - Бог век в века» и приводил его в подтверждение своих еретических мнений.

[11] У Иеронима здесь непереводимая игра слов.

[12] Оба слова означают «капля».

[13] Кажется, блж. Иероним разумеет здесь того уче­ника, которому сказал некогда Иисус Христос: Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов (Мф. 8, 22).

[14] Блж. Иероним сопоставляет число шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц с шестью днями творения и осьмым днем обрезания и толкует это мистически о душе.

[15] Буквально: «обернута разноцветным».


Дальше