Новейшая история России и стран бывшего СССР

Anatolii_Lunacharskii

Луначарский начинает свою речь оценкой настроения солдатских и крестьянских масс.



«Армия, - говорит он - самая мощная организация, против которой трудно устоять. О солдатах и крестьянах говорили, что это унылые массы, не проявляющие общественной активности и прислушивающиеся к голосу тыла, от которого они ждут всего. Но когда я разговаривал с представителями фронта, я находил в их мыслях глубочайшую и интимнейшую связь с коренными желаниями трудовых масс. В душе русского крестьянина испокон веков жила обида на социальные несправедливости. Теперь, когда все расшаталось, когда исчез туман дурмана, которым старый режим опутал массы, когда расшаталась армия и создалось такое трагическое положение на фронте, мы должны сказать, что массы революционнее всех организаций. Мы должны помнить, что массы могут развиться стихийно и что от этого можно ожидать самых ужасных последствий. Массы бросят войну, оставят революцию и стихийно сметут все на своем пути. Вы говорите, что кто-то заносит меч над армией на фронте, что этот меч стремится нанести удар руководящим [336] органам солдатских масс. Я скажу, что те, кто уничтожил бы советы и армейские комитеты - погибли бы первыми. Я отмечаю исключительную ценность армейских комитетов, которые прислушиваются к голосу народа и организуют его движение.

Если бы в Петрограде обосновалась власть помещиков, если бы она захватила все в свои руки, можно не сомневаться, что фронт и массы выделили бы бесконечные силы, чтобы смести такую власть. В чем сила реакции? В том, что она подрывает авторитет Советов. Если бы у широких трудовых масс отпала бы вера в Советы, произошла бы заминка, заминка глубокая и серьезная, но преходящая, ибо никакая власть не удовлетворила бы эти массы.

Нам говорят, что наша революция буржуазная, а крайние элементы социализма настаивают на том, что революция социалистическая. Мы же утверждаем, что революция не буржуазная и не социалистическая, а трудовая революция трудовых масс. На страницах «Дело Народа» это признал и тов. Чернов. Трудовая революция имеет свою программу, с которой необходимо считаться.

Мы стремились проповедывать определенную программу, чтобы создать возможность объединения различных групп демократии. Мы стремились превратить анархические стихийные выступления в политически организованное движение, а нас обвинили в создании нежелательного настроения масс.

В свое время будет выяснена роль левой социал-демократии в событиях 3-4 июля. Здесь тов. Либер отметил отдельные моменты этих событий. Я не знаю, насколько они обоснованы, но если все доводы его обоснованы также, как и отмеченный им факт занятия Петропавловской крепости, то я скажу, что его доводы не обоснованы вовсе. Я уверен, что организация большевиков первая будет судить в своей среде те элементы, которые действовали провокаторски. Я утверждаю, что в ночь с 3 на 4 июля большевики находили нужным остановить движение.

Здесь говорили, что большевизм сыграл свою роль и что у него нет больше никакой будущности. Конечно, он мог бы броситься в авантюру и оказаться на минуту грозным. Быть может, он принес бы даже гибель русской революции. Но большевизм по этому пути не пойдет. Его путь ведет навстречу тем массам, которые предъявляют правильные требования. Это его обязанность и мы не должны допустить до раскола, ибо раскол таит в себе гибель и для создающих его, и для всей демократии.

Теперь много говорят о большевизме и о его политической роли. Я должен сказать, что всякое слово, чрезмерно несправедливо определяющее характер политической деятельности представителей большевизма, тяжко и больно отражается в душе большевиков. Такое отношение к большевизму крайне опасно. Уже сейчас на заводах раздается ропот против нападок на большевиков. Здесь нужна крайняя осторожность, требуются продуманные компромиссы. И левая социал-демократия, быть может, наименее примиримая, может говорить об этом с гордостью.

Нас обвиняют в критическом отношении к органам власти, но ведь и на фронте заявляют, что если Советы и правительство будут топтаться на месте, то они будут сметены. Помните, что это будет разъяренная масса, которая все сметет безотчетно на своем пути. И я призываю вас к сплочению для борьбы с этим возможным явлением. Здесь уже начинают понимать, что реакционные стремлений могут быть во вред и вашему Временному Правительству. Мы не знаем, научит ли жизнь, что революция не может выступать, как блок различных общественных групп. Она может создать лишь тесное единение этих групп, которые в общей борьбе все же будут самостоятельны. Спасение революции - в нахождении средней линии тактики этих групп». (По «Известиям».)


Текст воспроизведен по изданию: Революция 1917 года: (хроника событий). - Т. 3. - М.; Пг.: 1923. С. 336 - 337.

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."