mUn_nnaiCNw

Во Всероссийском Совещании (на 3-й день) по докладу Стеклова начались прения.

Венцковский в своей речи отстаивает принцип коалиционного правительства. По его мнению, только коалиционное правительство может повести государственный корабль по тему направлению, по которому «желает широкая демократия». В состав коалиционного правительства должны войти, кроме буржуазии, также представители пролетариата, революционных войск и формирующегося или уже сформировавшегося крестьянства.

Адамов-Френкель развивает точку зрения Венцковского. Он призывает участников Совещания оказать давление не только на Временное Правительство, но и на Петроградский Совет Р. и С. Д. и обратиться к нему с указанием, что настал момент, когда крайне необходимо войти в состав правительства лицам, по соглашению с Исполкомом и Советом Р. и С. Д., из влиятельнейших социалистических партий и прежде всего социал-демократической партии. Необходимо сейчас же создать тот центр, на который могла бы опереться еще не утвержденная революция, «чтобы другой момент, который наступит, не застал бы нас в состоянии дезорганизации, чтобы другой момент, который определится тем, какое решение мы примем теперь, чтобы он носил характер спасительный для России, но не носил бы характера гибели российской демократии». В заключение он предлагает принять зачитанную им резолюцию. (В отчете ее нет).

Председатель Совещания заявляет, что к нему поступило предложение призвать на Совещание Временное Правительство для дачи объяснений по обсуждаемому вопросу и для освещения всей картины его деятельности.

Севрук, указав на позорную и погромную контр-революционную агитацию, которая открыто ведется на улицах Петербурга, требует, чтобы Временное Правительство явилось сюда и дало отчет в своих действиях и в том, какую позицию оно занимает по отношению к этой агитации. Сухов (Суханов?) высказывается против вызова сейчас Временного Правительства, [154] так как у Совещания нет никаких вполне точно формулированных вопросов, на которые оно должно ответить.

Председатель ставит предложение о вызове Правительства на баллотировку, и оно большинством голосов отвергается.

Каменев считает, что сторонникам поддержки Временного Правительства было бы последовательней сделать тот шаг, который уже указала группа Г. В. Плеханова, писавшего, что, приемля войну так, как она поставлена сейчас, с теми тайными договорами, отрицание или опубликование которых было здесь отвергнуто, - призывая к поддержке Временного Правительства, естественно поддержку эту продолжить до вхождения в само правительство. Теперь мы стоим, несомненно, перед фактом двоевластия. В резолюции должно быть точно, ясно и определенно сказано, что не в том дело, что Временное Правительство будет составлено из таких то и таких то лиц, а в том, что оно представляет интересы известного класса общества, который тесно связан с французским и английским капиталами; в резолюции должно быть сказано не то, что мы поддерживаем Временное Правительство, а то, что представители всей демократии сплотятся вокруг Советов Р. и С. Д., как зачатки революционной власти, которому неизбежно выпадет на долю взять на себя отражение попыток царизма и буржуазной контр-революции. По мнению Каменева, «революционная демократия имеет одну позицию, на которой она должна стоять, если хочет дальше развивать революцию, это позиция - абсолютное недоверие Правительству, вышедшему не из среды самой революционной демократии». В заключение Каменев заявляет, что его точку зрения многие и многие либерально настроенные обыватели склонны рассматривать, как призыв к свержению Временного Правительства, но это не так. Речь идет в данную минуту о призыве к установлению строжайшего контроля Советом Р. и С. Д. над «легальным защитником нелегальной подпоры контр-революции - Временным Правительством», в предвидении того момента, когда развитие революции стихийным ходом столкнет различные классы русского общества, и когда будет необходимо отбивать атаки Гучковых. «Сказать это - это долг революционного народа, который хочет вести революцию вперед, а не запутаться среди дипломатии Гучкова и Милюкова».

Добытчиков находит резолюцию Исполкома неопределенной, а доклад Стеклова не соответствующим содержанию этой резолюции. Оратор, между прочим, отмечает, что волостные комитеты и продовольственные комиссии на местах организуются, по распоряжению Временного Правительства, комиссарами, причем представителям учителей, агрономов, фельдшеров, докторов и различных инструкторов, которые могли бы оказать поддержку революции, в смысле организации крестьянства, отведено в волостных комитетах одно место, в то время, как помещикам, [155] купцам и арендаторам по 1 представителю от каждой группы. Таких явлений не должно быть. Все это необходимо принять во внимание и вынести по всем вопросам определенную резолюцию.

Ногин (б.) также отмечает, что в докладе Стеклова нет поддержки той резолюции, которая предлагается от имени Исполкома. Общее впечатление от доклада таково, что данное правительство не вызывает доверия. Попытка вызвать это правительство сюда также указывает на отсутствие у собравшихся доверия к этому правительству. Ходом революции был выдвинут ряд требований не только политических, но и социальных, и сейчас же определенно сказались противоречия между теми буржуазными классами, которые представляют власть, и теми классами, которые совершили революцию. В этих противоречиях лежит ключ к тому недоверию, которое складывается и которое оправдывается фактами. Напр., из полученного письма от Ленина и других эмигрантов видно, что в силу одного из тайных договоров, заключенных еще царским правительством и до сих пор не отмененных, Ленин и другие товарищи не могут выехать из-за границы. Другой факт касается восьмичасового рабочего дня, который осуществлен по всей России не по декрету Временного Правительства, неизданному до сих пор, а явочным, нередко стихийным путем. Есть, конечно, и другие факты, которые оправдывают недоверие к Временному Правительству. Поэтому та резолюция, которая внесена Исполкомом, не может быть поддержана большевиками.

Ломков (Комков?) присоединяется к мнению Ногина и заявляет, что в резолюции нужно сказать о поддержке Совета Р. и С. Д., а не правительства, которое по своему составу и по своей природе буржуазно и контр-революционно.

Брамсон считает основное содержание резолюции Исполкома безусловно правильным, но находит нужным видоизменить одно место в начале резолюции, где сказано: «Признавая, что выдвинутое низвержением самодержавия Временное Правительство, представляющее интересы либеральной и демократической буржуазии» и т. д.; Брамсон предлагает после слов «Временное Правительство» сказать так: «в большинстве своем представляющее интересы либеральной и демократической буржуазии. Добавить слова «в большинстве своем» необходимо потому, что в составе министерства «есть человек, которого нельзя не назвать представителем демократии, который разделяет идеи социал-революционеров, который работал в трудовой группе, членом которой он был в Государственной Думе, А. Ф. Керенский, человек, который в настоящее время постоянно и совершенно ясно выявляет всю социалистическую сущностью. Брамсон является сторонником вхождения представителей демократии во Временное Правительство. По его мнению, талантливым, дельным, стойким и убежденным защитникам народа, представителям социалистических партий сейчас именно, в этот переходный момент, [156] необходимо быть в составе Временного Правительства. «И тогда, когда их светлые фигуры появятся во Временном Правительстве, исчезнут эти мрачные тени контр-революции, так всех нас сейчас смущающие».

Донецкий, представитель Екатеринославского военного гарнизона, вполне присоединяется к мнению, высказанному Брамсоном. То же делает и Каменский, который, кроме того, обвиняет большевиков в «демагогическом щегольстве и партийном неистовстве». По мнению Каменского, «бывают в истории такие поворотные моменты, когда приходится отрешаться от своих партийных задач и требований во имя общего блага».

Кохно отстаивает вхождение Керенского во Временное Правительство. Если бы во Временном Правительстве не было Керенского, то не было бы сделано то, что сделал «наш Керенский», - не были бы арестованы все те люди, которых нужно арестовать. «Мы не должны нашими нападками сжигать того сердца, которое горит за народное дело, за дело нашей революции». Другое дело - Милюков: ему не место во Временном Правительстве уже по одному тому, что он написал воззвание перед 14 февраля. Временное Правительство должно быть пополнено такими людьми, как Чхеидзе, Церетелли и Скобелев. В заключение Кохно требует от Временного Правительства ареста «передового отряда длинноволосых жандармов, московского и других митрополитов, которые за царя идут и народ за собой ведут и распространяют воззвание и письма с лозунгом «Долой республику, да здравствует батюшка царь».

Церетелли заявляет, что Совет Р. и С. Д., признавая Временное Правительство носителем власти революционной России, исходил не из стремления к захвату власти, а также не из стремления отдать эту власть в руки людей, которые могут быть далеки от общего народного движения и могут вести свою политику в разрез с этим движением. Совет Р. и С. Д. с самого начала пошел по пути соглашения с той буржуазией, представителем которой является Временное Правительство. В самые последние дни мы видели со стороны Временного Правительства, ответственного органа буржуазии, такие шаги, которые показали, насколько сильно и там стремление стоять вокруг общедемократической платформы, мы видели огромную уступку именно в области внешней политики. И говорить о том, что уже настал момент, когда нужно Временное Правительство рассматривать, как кучку, выражающую своекорыстные интересы отдельной части буржуазии, стремящуюся бороться против Совета Р. и С. Д., это значит не видеть того, что совершается. Пока существует платформа, объединяющая вокруг себя огромное ядро рабочего класса и революционной армии, пока от этой платформы не отошли еще ответственные круги буржуазии, [157] нельзя говорить о стремлении создавать другой орган исполнительной власти в лице Совета Р. и С. Д. с тем, чтобы эту власть направить на низвержение той власти, которую олицетворяет Временное Правительство. В настоящий момент Советы Р. и С. Д. являются органами, сплачивающими демократические слои населения, органами активного контроля над правительством, которое действительно выявляет волю революционного народа и воплощает ее в акты, принятые всем народом. «До тех пор, пока Временное Правительство стоит на этом революционном пути, мы поддерживаем его, мы ценим то объединение, которое достигнуто на почве объединения с буржуазией; но если Временное Правительство с этого пути сойдет, конечно, Советы Р. и С. Д. за Временным Правительством не последуют.» «И когда конфликт будет не тем, на который теперь нас подталкивают, тогда за нашей спиной будет весь народ, и Временному Правительству останется уйти, и будет создан новый орган общенародной власти .

После речи Церетелли заседание закрывается.

В Петербурге на собрании солдат и офицеров запасного баталиона гвардии Гренадерского полка в количестве 1500 человек, после обсуждения вопроса о провокационной агитации буржуазной прессы, направленной против рабочих по поводу введения 8-ми часового рабочего дня, была принята резолюция с протестом против этой агитации с приветствием рабочим и Петроградскому Совету Р. и С. Д. по поводу их борьбы в защиту общих интересов всех трудящихся

Солдаты и офицеры запасного баталиона гвардии Финляндского полка и делегаты действующего полка, заслушав доклад представителей заводов Василеостровского района и обсудив настоящий момент, постановили приветствоать Петроградский Совет Р. и С. Д. за его стремление к миру, требовать от Временного Правительства, чтобы оно немедленно вступило в переговоры с союзниками о мире, и протестовать против буржуазной прессы, поднявшей травлю против рабочих, обвиняя их в нежелании работать на оборону.

В 11 1/2 час. ночи вернулся в Россию, после почти 40-летнего изгнания, Г. В. Плеханов. На Финляндском вокзале в Петербурге собралась многотысячная толпа встретить основателя русской социал-демократии.

Тут были депутации от различных партийных организаций, от Всероссийского Совещания делегатов Советов Р. и С. Д., профессиональных обществ, рабочих клубов, от солдат, от общественных организаций. Публика шпалерами выстроилась во всю длину платформы вокзала, при чем на первом месте стояла депутация от редакции газеты «Единство» (органа плехановцев). После приветственных речей Чхеидзе, Церетелли, офицера, [158] Г. В. Плеханов поехал в Народный Дом, где в это время происходило заседание Совещания Советов Р. и С. Д. Появление Г. В. Плеханова на трибуне вызвало громовые аплодисменты и клики «ура»! Речи Г. В. Плеханов, в виду усталости с дороги, не произносил, а просил только Чхеидзе передать от него привет и наилучшие пожелания революционному народу. После этого Г. В. Плеханов под гром аплодисментов вышел с Совещания, в сопровождении Чхеидзе, Церетелли и Скобелева.

Одновременно с Плехановым в Петербург приехала французская и английская социалистическая делегация. В Состав французской делегации входят члены социалистической фракции палаты депутатов: Марсель Кашен, Эрнест Лафон и Мариус Муте. В английскую делегацию входят члены палаты общин: Вильям Торн, Джемс О'Греди и Стивен Сандерс.


Текст воспроизведен по изданию: Революция 1917 года: (хроника событий). - Т. 1. - М.; Пг.: 1923. С. 154 - 159.

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."