исламТермин «исламизация» неоднозначен. Он довольно точно определяет содержание политических программ, выдвигаемых и осуществляемых сегодня в ряде стран мусульманского мира, например в Пакистане, Иране, Ливии, Судане. Хотя воплощение их может быть и разным, все они объявляют своей целью «построение подлинно исламского общества», то есть такого, где экономическая, социальная, политическая жизнь будет определяться нормами ислама, согласно тем идеалам, которые «передал людям Аллах через Мухаммеда». «Исламизацией» называют также продолжающееся распространение ислама в ряде районов Африки, Индийского субконтинента, Дальнего Востока, явление это может показаться парадоксальным в наше время, когда наука добилась столь значительных успехов в познании окружающего мира, законов развития человеческого общества и самого человека. Тем не менее, исламизация — реальный факт в жизни народов развивающихся стран. Процессы, происходящие в том регионе, как отмечалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, сложны и неоднозначны, и важно их «правильно понимать».
Советские ученые дали глубокий анализ причин начавшегося на рубеже 70—80-х годов усиления роли ислама как фактора, оказывающего весьма заметное влияние на социальную активность масс во многих афро-азиатских странах, а также на международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке и в Африке1. Они показали, что в основе этого явления лежат вполне «земные» причины, что в процессах исламизации всегда ясно различимы социально-политические интересы определенных общественных групп, слоев и классов, зачастую вкладывающих различный (а иногда и прямо противоположный) смысл в выдвигаемые ими требования перестройки всей экономической, общественной, политической и даже личной жизни населения своих стран в соответствии с нормами мусульманской религии.
Вопросам же распространения ислама в современном мире в советской, да и в зарубежной научной литературе уделяется меньше внимания, поэтому представляется целесообразным затронуть в первую очередь именно этот аспект исламизации.
События последних десятилетий привели в движение огромные массы мусульман, недовольных своим настоящим, протестующих против вторжения в их жизнь западного влияния, сражающихся за свое будущее, не желающих снова оказаться в колониальном рабстве. В их представлении ислам — это лучшее средство защиты от империализма, а духовные ценности, связанные в их психологии с исламом,— единственный способ сохранения самобытности во всех сферах, противостояния чуждому образу жизни.
Движения под исламскими лозунгами неоднородны политически и идеологически. Наиболее активны сегодня те, которые выдвигают идею «третьего пути развития», «исламской солидарности». Во внешней политике мусульманских государств достаточно ясно видно стремление превратить исламский мир в «третью силу» на международной арене.
В мусульманском мире в целом «ислам проявил себя как самое действенное средство регулирования общественной активности масс»2. Исходя из этого, любое политическое движение могло добиться успеха, лишь выдвигая программу исламизации, главной идеей которой обычно является возврат к «истинному исламу», и, соответственно, причиной всех социальных бед объявляется искажение или забвение мусульманских законов. В этих программах разработаны теории «исламской экономики», «исламского нового экономического порядка», «исламского государства». Показательно, что, называясь одинаково, эти модели отличаются друг от друга и в теории, и на практике и на деле отражают интересы различных классов и социальных групп. Причем каждая претендует на то, что именно она выражает истинные исламские идеалы.
Иранские идеологи заявляют об экспорте идей своей «исламской революции» во все концы земли; Ливия провозглашает собственный путь построения «нового, подлинно социалистического общества», основанного на принципах мусульманской религии; в Пакистане внедряется свой «новый истинный исламский порядок»; Саудовская Аравия пропагандирует ислам как самое надежное средство консервации старого порядка, в этом с нею солидарны Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Экономическая, политическая, культурная жизнь этих стран, как известно, весьма различна. Однако все ведущие страны мусульманского мира едины в стремлении распространить за его пределы влияние ислама.
Особенно активно действуют в этом направлении Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Ливия, Тунис, Марокко, Мавритания. Ливия и ОАЭ, например, в 1977 году подписали соглашение о выделении обеими странами 20 миллионов долларов на создание исламских культурных центров и проведение там совместных мероприятий по насаждению мусульманской религии. В 1978 году на средства Саудовской Аравии была построена мечеть в Нджамене — одна из самых крупных в Тропической Африке. С помощью Ливии в Лахоре (Пакистан) создается    мусульманский    центр, [54] включающий Исламскую академию, мечеть и общежитие для студентов. Его цель — дальнейшее распространение ислама в Азии.
В ряде стран Востока созданы специальные организации для пропаганды мусульманской религии. Одни из них занимаются главным образом миссионерской работой за рубежом, деятельность других посвящена укреплению позиций ислама внутри своих стран. Так, ливийская Ассоциация «Исламский призыв» (АИП) создана в 1972 году декретом Совета революционного командования Ливии специально для пропаганды ислама в Африке. Она издает различные книги по исламу, в том числе труды энциклопедического характера, выпускает газету «Ад-Даава аль-Исламийя» на арабском и основных европейских языках. При Ассоциации действуют колледж, готовящий мусульманских миссионеров, и курсы изучения арабского языка для иностранцев. В ее рамках создан комитет для просветительской работы в духе ислама среди женщин. Проповедники «Исламского призыва» ведут миссионерскую работу в Руанде, Бурунди, Гвинее-Бисау, Бенине, республике Буркина-Фассо (до недавнего времени она называлась Верхняя Вольта), Уганде, других странах Африки и в ряде государств Азии и Латинской Америки. Нередко Ассоциация оказывает материальную помощь тем странам, где действуют ее миссионеры. В конце 1982 года больницы Ганы получили от нее медикаменты на сумму 40 тысяч долларов. Такие акции укрепляют ее авторитет у местного населения, создают исламу славу гуманной религии, рождают симпатии к нему.
Организации, пропагандирующие ислам, созданы в Тунисе (Общество защиты Корана, цель которого — «распространять в массах слово Аллаха и приобщить их к добродетели, проповедуемой в Коране»), в Нигере (Исламская ассоциация) и в ряде других стран Африки. В Индонезии существуют мусульманские проблемные клубы, деятельность которых носит в основном политический характер.
Миссионерской деятельностью занимаются, кроме того, многочисленные мусульманские братства, влияние которых растет в Тропической Африке. Особенно активна в пропаганде ислама секта Ахмадийя. Она была основана в 1889 году в Пенджабе (Индия) Ахмадом Кадиани, которого его последователи признали новым пророком и мессией, указывающим путь к равенству и справедливости. Основная ее община сейчас в Пакистане (500 тысяч человек). Миссии секты действуют не только в Азии и Африке, но и в Европе, в Америке. Только в Гане имеется пять ее миссий, 250 миссионерских центров, 150 мечетей, 12 медресе, в Нигерии и Кении — по три миссионерских центра, несколько десятков мечетей и медресе. Проповедники Ахмадийи ведут работу также среди населения Уганды, Мали, Танзании, Сенегала, Гамбии.
Распространение идей ислама входит и в программу международных мусульманских организаций. Главная из них — Организация «Исламская конференция» (ОИК) имеет свои центры во многих немусульманских странах. При ОИК создан Исламский фонд солидарности, финансирующий миссионерскую работу стран-участниц. Конференция министров иностранных дел в Дакке (декабрь 1983 г.) и совещание глав государств и правительств исламских стран в Касабланке (январь 1984 г.) приняли решение выделить этому фонду дополнительные средства — их предоставляют нефтедобывающие государства Персидского залива. Исламское международное информационное агентство ОИК (центр в Джидде) ведет пропаганду ислама в немусульманских странах Азии и Африки.
Всемирный исламский конгресс проявляет большую заботу о мусульманском воспитании молодежи. На средства Лиги исламского мира в странах Тропической Африки создаются центры по пропаганде ислама и распространению мусульманского образования. Всяческую помощь мусульманским проповедникам оказывает Всемирная федерация исламских миссий.
В мусульманских университетах за последние годы усилился «дух ислама», эти заведения главной своей задачей сделали подготовку активных его пропагандистов и миссионеров. «Программа обучения в мусульманских странах,— говорил глава Саудовской Аравии Фейсал, — была инфильтрована догмами и опасными тенденциями, которые отвлекали сыновей мусульман от изучения истории их религии... от глубокого и тщательного научного изучения основ мусульманского шариата. Человек хочет добра — оно здесь, в исламском шариате. Он хочет безопасности — она также здесь. Человек хочет свободы — она здесь. Он хочет продвижения вперед — оно здесь. Он хочет прогресса — он здесь... Он хочет пропаганды науки — она здесь»3. Это высказывание хорошо показывает, какую роль отводят исламу мусульманские лидеры в жизни своих народов.
Самый крупный исламский университет — аль-Азхар (в Каире). На его девяти факультетах (теологии, шариата, литературном, административных дел и торговли, политехническом, сельскохозяйственном, медицинском, педагогическом, женском) обучаются студенты из всех стран арабского мира. Это один из наиболее авторитетных центров ислама. Позиция духовенства аль-Азхара по тем или иным религиозным, а в ряде случаев и политическим вопросам оказывает влияние на общественное мнение значительной части мусульманского мира. Его выпускники ведут активную миссионерскую работу. В исламском университете в Медине (Саудовская Аравия) получают религиозное образование 660 человек — это в основном арабы. Зейтунский факультет исламского права и теологии (в Тунисе) вносит, по оценке газеты «Аксьон», «значительный вклад в упрочение исламской веры в стране, а также в распространение этого религиозного учения, как на земле Туниса, так и в целом в странах Магриба».
В ряде районов Африки, в некоторых странах Азии ислам распространяется довольно активно. По сведениям, сообщаемым Б. И. Шаревской, в Африке этот процесс отличается «чрезвычайно быстрыми темпами»4. Г. А. Шпажников, анализируя положение религии в странах африканского континента, отмечает рост числа приверженцев ислама в Сенегале, Гане и Заире, где эту религию уже исповедует соответственно 80, 10 и около 4 процентов населения5, а по оценке французского журнала «Пуэн», в настоящее время особенно заметна исламизация населения Бенина, республики Буркина-Фассо (здесь мусульманская религия начинает оказывать все большее воздействие на политическую жизнь), Сенегала (тут происходит исламизация светских учреждений), Того6. Новым и, пожалуй, неожиданным явлением стало увеличение числа новообращенных мусульман в странах Западной Европы. Так, во Франции насчитывается 40 тысяч коренных граждан, принявших ислам7.
О движущих силах активной исламизации внутри мусульманских стран мы говорили. А чем объясняется распространение ислама за их пределами? И почему так велика забота об этом, проявляемая лидерами мира ислама?
Предпосылки для распространения ислама в немусульманских странах Африки и Азии создаются прежде всего схожестью социальных условий этих государств и стран мусульманского мира. Соответственно перед ними встают и аналогичные экономические и политические проблемы. У части населения этих государств, [55] особенно у радикально настроенной учащейся молодежи, интеллигенции, полупролетарских групп населения и крестьян, возникают надежды на то, что ислам — то самое средство, с помощью которого их можно разрешить, «Низшие, главным образом сельские, классы,— отмечает голландский исследователь Р. Петере, — более всего страдали от радикальных экономических и социальных перемен, принесенных западным проникновением. Не имея непосредственных связей с западной культурой, они обращались к собственной культурной традиции, особенно к исламу, для выражения своих политических настроений»8. К тому же ислам завоевал славу идеологии, под знаменем которой народы целого ряда стран оказывали сопротивление империалистам и в конечном счете добились победы. Мусульманские лидеры утверждают, что, только восприняв учение ислама, развивающиеся страны смогут восстановить свою самобытность, избавиться от влияния «реакционных, неестественных, враждебных свободе обществ», которые «искажают религию других, их цивилизацию, их образ жизни», покончить с таким положением, когда «приходят к неграм и требуют, чтобы они изучали французские традиции, пытаются навязать им то, что есть во французском обществе»9.
В таком подходе обнаруживается желание придать религиозную форму естественному стремлению народов развивающихся стран к независимости, к защите своих духовных ценностей от культурного неоколониализма. Сопротивление народных масс чуждому им западному, капиталистическому образу жизни способствует успеху мусульманских проповедников. Ислам представляется эффективным средством противодействия разлагающему влиянию буржуазной культуры.
В распространении ислама большую роль играет прекрасная подготовка мусульманских проповедников. Их миссионерская деятельность, отмечает американский исследователь Ч. Уильяме, «осуществляется спокойно и упорно, не в пример рекламе и фанфарам христианского миссионерства. Она ведется почти незаметно. Это можно частично объяснить тем, что почти каждый мусульманин — миссионер»10. Проповедникам ислама помогает и схожесть многих обычаев стран Востока, независимо от религии.
Пропагандируя ислам, мусульманские проповедники борются не только, а иногда и не столько против других учений (христианства, буддизма и т. д.), сколько против местных неисламских политических доктрин, западных идеологических теорий и научного социализма, причем последний считается в большинстве случаев наиболее опасным противником.
Действительно, опыт истории свидетельствует о притягательности идей марксизма для трудящихся Востока. При реальном столкновении с ними мусульманская религия теряет свои определяющие позиции. Примеры этого видим в практике НДРЙ и Афганистана, где находящиеся у власти партии руководствуются принципами научного социализма. Во время антиправительственных выступлений «братьев-мусульман» весной 1980 года в Сирии правящая Партия арабского социалистического возрождения лишь с помощью сирийских коммунистов смогла мобилизовать массы на успешную борьбу с реакцией. Тяга к идеям марксизма-ленинизма, как отмечает Ан. А Громыко, заметно усилилась в последние годы в Африке, где «передовые отряды ре­волюционной демократии стремятся к овладению во все более полном объеме принципами научного соци­ализма»11.
Это и заставляет тех, кто страшится влияния идей научного социализма, усиливать антикоммунистическую направленность исламской пропаганды; Саудовская Аравия надеется, что распространение ислама позволит создать преграду проникновению в мусульманский мир всяких новых идей. Буржуазная пропаганда всячески поддерживает распространение «религиозных ценностей» традиционного ислама, рассчитывая, что они послужат противовесом марксизму, будут способствовать изоляции развивающихся государств от социалистического содружества.
Разные мусульманские страны в своей деятельности по распространению и поддержке ислама преследуют разные политические цели, которые во многом зависят от их социальной ориентации. Никогда эта деятельность не носит чисто религиозного характера. Скажем, поддержка «исламских освободительных движений», объявленная одним из принципов внешней политики Ливии, не оказывается исключительно по религиозному признаку, но определяется с учетом того, какова программа данного движения, его социальная сущность. Против такого подхода резко выступают консервативные мусульманские деятели, призывающие к внеклассовой «исламской солидарности». В ноябре 1980 года, когда Ливия поддержала правительство Эфиопии в эритрейском конфликте, Лига улемов Марокко обвинила Каддафи в том, что он не только не борется «против настоящих врагов ислама, которые притесняют мирные мусульманские народы», но и оказывает помощь «всякому антиисламскому движению».
По-своему участвует в процесса исламизации Иран. Лозунги у иранского руководства те же самые, что и у лидеров других мусульманских стран, пекущихся о распространении ислама. «Народы и государства, если они хотят победить и осуществить цели ислама во всех его аспектах в деле достижения счастья человечества, должны крепко держаться за путеводную нить Аллаха, — заявляет аятолла Хомейни. — Вожди государств должны следовать исламской идее»12. Однако при этом главной целью объявляется не столько собственно религиозная пропаганда, сколько экспорт идей «иранской мусульманской революции», которую Хомейни хочет распространить на все страны. Его концепция рассчитана преимущественно на мелкобуржуазные слои. Однако, несмотря на активную пропагандистскую деятельность сторонников Хомейни среди шиитов Ирака, Саудовской Аравии, государств Персидского залива, Ливана, особого успеха они не добились. Иранская идеологическая доктрина — это сегодня очевидно — не остановила развитие капитализма в стране, не решила аграрный вопрос, оказалась не в силах провести социальные и политические преобразования в интересах народных масс. Не способствовали ее популярности у народов Ближнего и Среднего Востока и расправа с партией Туде и другими левыми организациями, предпринятые Ираном антисоветские акции, его помощь афганским контрреволюционерам.
Можно привести множество примеров, когда в действиях «во имя распространения ислама» четко обнаруживаются   политические   мотивы.
В сентябре 1983 года руководство Судана, проводя курс на исламизацию, объявило о замене уголовного кодекса шариатом на всей территории страны. В этой акции был расчет ослабить христианскую общину, отвлечь таким способом массы от острых социальных проблем. Мусульмане страны (около 70 процентов населения) устраивали демонстрации, в ходе которых некоторые экстремисты призывали убивать христиан, обвиняя их во всех бедах. Тем самым христиане Судана как бы переводились «во второй сорт», что было расценено христианскими лидерами как нарушение прав личности.
Сегодня   мусульмане   составляют [56] большинство населения в 35 и влиятельное меньшинство в 18 странах Азии и Африки. Советские востоковеды считают, что влияние исламских лозунгов на политические процессы в государствах мусульманского Востока пока имеет устойчивый характер, отмечают возможности распространения в этом регионе панисламизма, имеющего целью «политическое сплочение на базе внешнего признака»13. Нет сомнения, что в ближайшем будущем процессы исламизации, по крайней мере в Африке, не утратят своей активности, политическая роль мусульманских общин может возрастать. К чему это приведет во внутриполитическом плане, зависит и от конкретных условий, от того, какие именно социальные и политические силы будут использовать в своих интересах знамя ислама, под которым, как отмечалось на XXV! съезде КПСС, может развертываться освободительная борьба, но которым может оперировать и реакция14. Во внешнеполитическом плане развитие процессов исламизации будет способствовать укреплению связей с «миром ислама» африканских стран, расположенных в Сахаре и южнее ее. Что касается империалистических держав, то они всегда пытаются использовать исламские движения в своих целях, в частности для того, чтобы не допускать упрочения связей сил национального освобождения с социалистическими государствами. Этой политики они придерживаются с давних пор. Еще в 20-е годы они пугали мусульман «планом советизации Афганистана, Персии, Турции», якобы разработанным большевиками15. Империалисты всегда стремились использовать религиозный момент для раскола национально-освободительного движения. Итальянские фашисты, захватив в 1935 году Абиссинию (Эфиопию), объявили эту агрессию «защитой ислама» и противодействием распространению «безбожного коммунизма». И сейчас неоколонизаторы, разжигая в зависимости от своих политических нужд религиозные конфликты как между освободившимися странами, так и внутри них, объявляют себя то защитниками мусульманской религии от «атеистического коммунизма», то «спасителями» тех или иных государств от «исламского экспансионизма». При этом их конечной целью всегда было и остается установление своего контроля над мусульманским миром, а также использование его в качестве плацдарма действий против Советского Союза.
Суть религиозной идеологии такова, что она всегда может служить политическим интересам различных группировок. И когда мы говорим о процессах исламизации в современном мире, речь идет не о самой религии, ибо дело не в исламских лозунгах, а о той форме, которую в силу определенных условий принимают различные социальные и политические процессы. Опыт же показывает (можно привести пример Ирана), что ориентация лишь на исламские установки не может обеспечить выполнение программы социально-экономических преобразований в интересах народных масс.

кандидат исторических наук Л. Борисов


Что же такое черный камень Каабы?

По преданию, черный камень, вделанный в восточную стену храма Кааба в Мекке (Саудовская Аравия), был послан с неба Аллахом. Легенда позволяла предположить, что этот камень метеоритного происхождения. Однако исследовательница Э. Томсон из Копенгагенского университета, проанализировав все имеющиеся сведения, пришла к выводу, что он не может быть метеоритом. Одно из свойств камня — плавучесть. Именно то, что он не тонет в воде, позволило распознать его после похищения из Каабы в 930 году. Метеориты же, и железные и каменные, не обладают этим свойством. Пытаясь согласовать и фактические данные о черном камне, и легенды о его «небесном» происхождении, Томсон пришла к выводу, что он образовался из земных пород, переплавленных   при   взрыве.
В песках пустыни Руб-эль-Хали, в 1100 километрах к востоку от Мекки, находятся кратеры Вабар. Они образовались в результате падения и взрыва метеоритов, осколки которых найдены рядом с кратерами. При таком взрыве кварцевые песчаники, из которых состоит поверхность в этом районе, расплавились, образовав глыбы пористого стекла, в которые вплавлено множество частиц метеоритного железа. Благодаря высокой пористости это стекло и не тонет в воде. Глыбы стекла, покрытые черной коркой, по внешнему виду весьма похожи на камень Каабы. Анализ стекла показал, что кратерам от 4 до 9 тысяч лет, следовательно, люди могли наблюдать падение образовавшего их метеорита, что и породило легенду о ниспослании черного камня с небес.
А как попал он в далекую Мекку? Вероятно, по караванному пути, проходившему из Омана в Мекку через район кратеров Вабар. Этот путь использовался с древних времен вплоть до начала XIX века.


Текст воспроизведен по изданию: Борисов Л. Распространение ислама продолжается? // Наука и религия, 1984,. № 12. С. 54 — 57.


1 Сошлёмся на некоторые публикации по этому вопросу в нашем журнале:  А. Германович, Л. Медведко. «Возрождение ислама или пробуждение народа?» (1982, №7); Л. Полонская. «Ислам и политика на современном Востоке» (1983, №4); ее же — «Мусульманские идейные течения и концепции» (1983, №6).

2 М. Б. Пиотровский. Ислам — вера и образ жизни.  В кн.:  «Ислам. Краткий справочник». М., 1983, с. 24.

3 Цит. по: А. М. Васильев. История Саудовской Аравии. М., 1982. с. 499.

4 Б. И. Шаревская. Африканские ученые о религиозных верованиях в тропической Африке. — Религии мира.  М., 1982, с. 239.

5 Г. А. Шпажников. Религии стран Африки. Справочник. М., 1981, с. 71 — 72, 121, 183.

6 «Le Point», 12 mars 1984, p. 88, 90, 93.

7 Ibid, 93.

8R. Pefers. Islam and Colonialism: the Doctrine of Gihad in Modern History. The Hague, 1979, p. 165.

9 Выступление M. Каддафи на международном симпозиуме по изучению «Зеленой книги» (Бенгази). «Аль-Фаджр аль-Джадид», 12 апреля 1983 г.

10 С. Williams. Pan-Asiatic and Pan-African Movements — Contemporary Political Ideologies. Petterson. 1961, p. 231.

11 Ан. А. Громыко. Африка: прогресс, трудности, перспективы. М., 1981, с. 35.

12 Послания Хомейни М. Каддафи. «Аль-Фаджр аль-Джадид», 9 мая 1979 г.

13 См., например, Е. М. Примаков. Восток после краха колониальной системы. М., 1982. с. 71; Г. В. Фокеев.  Внешнеполитические проблемы современной Африки. М., 1975, с. 35.

14 См.:  Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981, с. 13.

15 Телеграмма Полномочного Представителя  СССР в Афганистане Народному Комиссару Иностранных дел СССР Г. В. Чичерину 31 октября 1923 г. Документы внешней политики СССР, т. 6. М., 1962, с. 494.

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."