Господину истинно святому и от всего сердца уважаемому мной папе Августину Иероним желает во Христе здравия. [406]

Почтенного мужа, брата моего сына твоей чести, пресвитера Орозия, я принял по его заслугам и по твоему повелению. Но время вы­пало слишком трудное, когда мне лучше было молчать, чем говорить; так что занятия наши прекратились и оставалось, по Аппию, упраж­няться в собачьем красноречии[1]. Поэтому я не мог в надлежащее время отвечать на две твои книжки, полные учености и блистающие всеми цветами красноречия, которые ты посвятил мо­ему имени. Я вовсе не думаю, чтобы в них было что-либо достойное порицания; но, по апосто­лу, всяк богат своим рассудком: один так, дру­гой иначе (1 Кор. 7, 7). Все, что можно было ска­зать, и все, что при возвышенном уме можно было почерпнуть из святых писаний, - все то ты изложил и изъяснил. Но я прошу твою честь дозволить мне высказать хоть малую похва­лу твоему уму. Наши завистники, а особенно еретики, когда находили между нами разли­чие во мнениях, клеветали, будто оно вытекает из давней неприязни. А между тем мне сужде­но любить тебя, уважать, почитать, удивлять­ся тебе и защищать сказанное тобой, как свое собственное. Так и в «Диалоге», недавно из­данном мной, я, как и достойно было, вспом­нил о твоем блаженстве. Постараемся же еще более, чтобы пагубнейшая ересь[2] была исторг­нута из Церкви - ересь, всегда относящаяся лицемерно к покаянию, чтобы иметь возмож­ность учить в Церкви, потому что если бы она [407] высказалась открыто, исчезла бы, будучи из­гнана из Церкви.

Святые и достопочтенные дочери твои, Евстохия и Павла (младшая), ведут жизнь до­стойную своего рода и твоих наставлений и сви­детельствуют твоему блаженству свое особенное почтение (так же как и все братство, подвизающееся с нами в служении Господу Спасите­лю). В прошлом году мы отправили по делу их святого пресвитера Фирма в Равенну, а оттуда в Африку и Сицилию. Думаем, что он находится уже в областях Африки. Прошу поклониться от меня святым, близким твоим. Если до тебя дой­дут письма мои, посланные мной к святому пре­свитеру Фирму, не потяготись отправить к не­му. Христос Господь да сохранит твое здоровье, господин истинно святой и блаженнейший папа, и твою память обо мне.

Р. S. Мы терпим в здешней области вели­кий недостаток в переписчиках для латинских книг. Поэтому мы не могли исполнить твоих приказаний, особенно касательно издания Семи­десяти, которое испещрено звездочками и черточками. Ибо по недобросовестности одного переписчика мы очень многое упустили в пре­дыдущем своем труде.


[1] То есть смеяться, показывая язык. Намек на сатиру Персея, в которой в числе трех видов насмешки указывается и этот.

[2] Имеется в виду ересь пелагиан.