1_1917_799x542

В Петербурге началось Всероссийское Совещание делегатов Советов Рабочих, и Солдатских Депутатов. По предложению Исполкома Петр. Сов. Р. и С. Д. избран следующий состав президиума: Чхеидзе, Скобелев, Церетелли, Муранов, Хинчук, Ногин, Богданов, Ром, Гоц, Рубен, Теодорович, Шляпников, Завалье. Принят следующий порядок дня: 1) отношение к войне, 2) отношение к Временному Правительству, 3) организационные вопросы, 4) организация революционных сил, 5) подготовка к Учредительному Собранию, 6) продовольственный вопрос, 7) земельный вопрос, 8) другие вопросы крестьянской жизни, 9) рабочий вопрос, 10) вопросы солдатской и военной жизни и 11) текущие дела.

По вопросу об отношении к войне выступал с докладом Церетелли (с.-д. меньшевик). Он заявил, что свое общее отношение к войне демократия выразила в воззвании Сов. Р. и С. Д. к народам всего мира. Ответственное представительство буржуазии - Временное Правительство, считаясь с мнением демократической России, признало, что для единения сил оно вынуждено отказаться от той узкой классовой политики, на которую [138] ее толкали, и толкают до сих пор некоторые круги буржуазии, и только что заявило, что оно отказывается от возвещенных ранее империалистических намерений, что оно не преследует цели захвата территорий. Но вопрос о мире, к которому стремится российский народ, не может быть решен усилиями только народов России. Необходимо, чтобы это движение нашло достаточно могущественную поддержку и в других странах. До тех пор, пока это не произошло, российская демократия должна бороться с такой же славой и энергией против внешнего напора империалистов, с какой она боролась против внутренних сил, и должна со всем напряжением сил подкреплять революционную армию и всю революционную Россию, чтобы отстоять завоеванную свободу. Всероссийское Совещание Советов должно авторитетно подтвердить это. Церетелли от имени Исполкома Петр. Сов. Р. и С. Д. предложил Совещанию принять резолюцию, которая, ссылаясь на воззвание к народам мира 14/27 марта и на многочисленные собрания рабочих, солдат, граждан всей России, а также на заявление Врем. Правит, о целях войны, призывала от имени Советов Р. и С. Д. все народы союзных и воюющих с Россией стран оказать давление на свои правительства для отказа от завоевательных программ и подтверждала необходимость переговоров Врем. Правительства с союзниками для выработки общего соглашения в указанном смысле. В конце резолюции указывалось на опасность «крушения армии», па необходимость «мобилизовать все живые силы страны во всех отраслях народной жизни для укрепления фронта и тыла» и вести с величайшим напряжением работы на фабриках, заводах, железных дорогах, рудниках, почтах, телеграфах и в других предприятиях. - После доклада Церетелли начались прения.

Каменев (большевик) в своей речи указал, что есть один способ создать тот мир, к которому стремится вся вселенная, это - способ превратить русскую национальную революцию в пролог восстания народов всех воюющих стран против Молоха империализма, против Молоха войны. «Собравшись сюда, как полновластные представители народов России, вы должны сказать: мы не только зовем всех угнетенных, всех порабощенных, все жертвы мирового империализма к восстанию против рабства, против империалистических классов, но мы от имени русского революционного народа говорим: ни одной лишней капли крови за интересы своей или чужой буржуазии пролиться не дадим. Есть, товарищи, один момент, когда мы скажем, что война, начатая не нами, что война, которая идет за рынки, за колонии, стала нашей; когда мы не только поддержим наших братьев, умирающих в окопах, но когда мы скажем: давайте создадим революционную армию, вооружим весь народ, объявим революционную войну;-это будет тот момент, когда трудящиеся классы общества сами для себя завоюют власть, когда [139] они в этой революционной борьбе будут отстаивать начала того строя, в котором не будет ни войн, ни классов; - за этот строй будет наша война, ее поведем мы, и я, товарищи, призываю вас к правде».

Никитин, представитель бакинского гарнизона, присоединившись к основным положениям доклада Церетелли, огласил резолюцию, в которой говорится, что «Совет Солдатских Депутатов всех частей бакинского гарнизона признает необходимость довести войну до полной победы над прусским милитаризмом, с Вильгельмом во главе, но без завоевательных целей, при условии нейтрализации морей и проливов для упрочения русской свободы и освобождения других народов в полном согласии с демократиями союзных стран».

Кучин, представитель фронта, защищает позицию Церетелли и Исполкома и возражает Каменеву, главным образом, по вопросу о защите страны. Он считает позицию Исполкома Петр. Сов. Р. и С. Д. в этом вопросе совершенно последовательной: «она выходит из признания всеобщего, совершенно нам известного и непосредственного факта, что революция в стране победила, что демократия победила и выставила из своей среды Временное Правительство и потому, поскольку продолжается война, постольку она продолжается против русской демократии, и демократия защищает себя, свою страну и завоеванную свободу». Кучину кажется этот пункт совершенно ясным и стать на иную точку зрения - «это значит стать на точку зрения непризнания революционного движения в России и его победы».

Либер (с.-д. «бундовец») поддерживает позицию Исполкома в вопросе о войне и в заключении своей речи предлагает: 1) приветствовать Врем. Правительство за его первый шаг по пути отказа от завоевательной политики, 2) побудить Врем. Правительство пересмотреть свои договорные отношения с союзными странами, чтобы не могло создаться положение, при котором революционная Россия должна будет проливать свою кровь за враждебные ей интересы, 3) обратиться с призывом к правительствам, а если они окажутся глухи, то непосредственно к народам всех воюющих стран - немедленно поставить на очередь дня вопрос о возможности мирных переговоров в народном масштабе и на началах самоопределения национальностей и 4) обратиться к социалистическим партиям России, чтобы они взяли на себя почин в деле восстановления международного братства.

Лебедев, представитель Совета Раб. и С. Д. Кронштадта, в своей речи заявил, что «отношение к войне рабочих и солдат должно быть таково, что, поскольку враг в лице деспота угрожает нашим границам, поскольку он угрожает нашей свободе, мы должны защищать нашу юную свободу, должны довести дело до определенного конца. Но это не значит, что мы должны объединиться под лозунгом, который преследует Врем. Правительство. [140] Правда, оно уже вчера опубликовало акт, которым оно якобы отказывается от завоевательных тенденций, но этот акт выпущен им сквозь зубы. Мы не можем относиться к нему с полным доверием, мы бдительно будем следить за всеми проявлениями в области внешней и внутренней политики представителей Врем. Правительства, и только тогда, может быть, вместо этого неясного и смутного акта оно обратится с определенным и ясным, который будет опубликован во всеуслышание перед всеми воюющими народами. Вот каково должно быть стремление заинтересованных классов в области завоевания свободных начал, которые вынесли на своих плечах рабочий класс и революционная армия.

Ногин (большевик, представитель Московского Сов. Р. и С. Д.) заявил, что он приветствует мысль о заключении мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов, но отказывается поддержать резолюцию Исполкома, так как, хотя эта мысль там высказана, однако, на ряду с этим, в резолюции говорится, что «мы опять должны самым энергичным образом готовиться к обороне, - и в этом центр тяжести, а не в том, что мы хотим прекратить войну». Ногин от имени Рос. С. Д. P. П. (б.) предлагает принять резолюцию (содержание ее не приводится в протоколе).

Ивашкин, делегат Камышловского гарнизона, огласил резолюцию гарнизона, в которой сказано, что офицеры и солдаты гарнизона будут стоять на страже охранения и запиты революционных завоеваний и поддерживать Врем. Правительство, поскольку оно будет отстаивать, защищать и проводить в жизнь лозунг революционной демократии и считаться с мнением Сов. Р. и С. Д., который является истинным выразителем народных интересов.

Игнатов приветствует отказ Врем. Правительства от завоевательной политики, но в то же время предлагает Совещанию единодушно высказаться против присутствия в Врем. Правительстве Милюкова, который стремился «втравить» в войну солдат, чтобы они шли «захватывать и порабощать других». Необходимо: 1) немедленно созвать социалистический конгресс для выработки условий мира, 2) добиваться, чтобы Врем. Правительство точно формулировало волю народа. А пока, до осуществления этих мероприятий, «пусть рабочие остаются на своих местах так же, как остается и армия».

IIIтерин, делегат из Нижнего-Новгорода, присоединяется к сказанному Церетелли и к резолюции о войне Исполкома.

Новицкий заявляет от имени «особой, почти миллионной армии», что «она верит Временному Правительству, ибо это Временное Правительство создалось само с этой революцией, нам дала этих людей революция, это - лучшие сыны родины. Здесь было известно раньше, как они работали, и они вместе с нами будут работать, и если только не будут завидовать их [141] власти, то мы с ними вместе дружной работой - рабочие свое дело, солдаты свое, а министры свое - и только таким путем мы дойдем до победы». Новицкий не соглашается с резолюцией Исполкома и предлагает свою с признанием «войны до победного конца». (Во время чтения его резолюции раздаются возгласы: «кадетская резолюция!»).

Стеклов выступил в защиту резолюции Исполкома. По его словам, сейчас дело вовсе не в том, чтобы провозгласить какие то отвлеченные принципы и лозунги, а в том, чтобы дать конкретный ответ на проклятые наболевшие вопросы сегодняшнего дня, сегодняшней минуты. «Вот эта вторая резолюция (большевиков), почти с каждым словом которой мы должны согласиться, этого ответа не дает, и в этом смысле она ни в коем случае не может претендовать на то, чтобы заменить собой резолюцию, предложенную Исполнительным Комитетом, который, худо ли. хорошо ли, но этот ответ вам предлагает». «Лозунги общие мы дали, но мы не ограничились провозглашением этих лозунгов в обращении к всемирному и, в частности, к австро-германскому пролетариату, но мы решили оказать на правительство дальнейшее воздействие и побудили его сделать шаг значительной важности. Первое из воюющих правительств, которое сделало заявление об отказе от аннексий, это наше Временное Правительство, и именно потому, что оно этот шаг сделало, русской демократии приходится этот шаг оценить и дать на него конкретный ответ, и никакого другого ответа, кроме того, который дает резолюция Исполнительного Комитета, мы дать не можем». По мнению Стеклова, «поражение наше на фронте есть конец русской революции внутри страны».

Министр юстиции Керенский от имени Временного Правительства приветствует Совещание и затем получает слово по вопросу о войне. Он говорит, что «демократия - это мир, демократия - это свободное содружество трудящихся во имя достижения идеалов свободы, равенства и братства», и что «всякая кровь и насилие, всякое принудительное нападение кого бы то ни было на другого отдельного человека или государство противно и неприемлемо для демократии». Но бывают моменты, когда необходимо оставаться на страже своих законных интересов, и русская демократия, придя к власти и сделавшись хозяином страны, решительно, твердо и определенно отбросила раз навсегда все завоевательные, все насильственные, все неприемлемые для социализма и демократии задачи и цели войны. Их больше нет, их больше нет в России, и, объявляя об этом, Временное Правительство считало, что оно исполнило только волю народа». Керенский уверен, что в ближайшем будущем великий переворот страны, задач и целей войны России вызовет соответствующие изменения задач и целей войны у всех воюющих держав. Но «пока еще на нашей границе нет руки, которая бы несла весть о мире, и нет того лозунга, который был бы так же [142] от имени государства провозглашен, как мы это сделали, - лозунга отказа от всяких насильственных завоевании и торжества демократии воюющих с нами держав, до тех пор мы должны оставаться на своей позиции защиты новой страны, защиты той свободной России, которую создала демократия бесконечными жертвами многих поколений в прошлом и теми потоками крови, которые проливались на фронте, в эти последние годы на фронте». «Отныне дипломатия - это будет только то, что воля народа захочет сказать всему миру так же открыто, так же правдиво и честно, как она должна говорить внутри страны. Никаких кулис дипломатических, никакой двойной игры - мы только должны сказать то, что мы говорили, и с этим открытым и правдивым словом пойдем и перед миром. И я, товарищи, могу вам. сказать только одно, что пришел я во Временное Правительство не потому, что я хотел там быть, а потому, что я думал, что нужно так сделать. Я вас уверяю, что все, что можно было сделать, чтобы провести волю пославшего меня, там я сделал, и уверяю вас и ручаюсь, что я сделал это удачно и что торжество демократических принципов обеспечено в России, и оно будет незыблемой основой всего будущего страны, и я верю, что не насилием и новыми потоками крови, а моральным авторитетом и величием русской демократии мы ускорим конец братоубийственной войны и приблизим торжество мира в Европе».

После речи Керенского заседание закрылось.

На некоторых петербургских заводах состоялись собрания рабочих, на которых были приняты резолюции с протестом против распространяемых разными лицами ложных слухов о нежелании рабочих работать.

Собрание гарнизона воздухоплавательного парка совместно с представителями петербургского гарнизона выразило приветствие петербургским рабочим по случаю завоевания ими восьмичасового рабочего дня и высказалось за конфискацию всех земель через Учредительное Собрание.

Состоялось первое заседание примирительной камеры фармацевтов и владельцев петербургских аптек. Последние заявили, что согласны обсуждать лишь вопрос об увеличении жалования, что ate касается восьмичасового рабочего дня, то они, согласно принятой общим собранием владельцев аптек резолюции, не уполномочены обсуждать этот вопрос. В результате, обе стороны, не придя ни к какому решению, разошлись.

В Москве на заседании съезда комиссаров признано необходимым, до издания избирательного закона, пополнить состав городских дум и земских собраний демократическим элементом до 100%.

В Гельсингфорсе состоялось торжественное открытие Финляндского сейма. [143]

Временное Правительство постановило просить министра юстиции Керенского принять на себя председательствование в заседании Временного Правительства в случае отсутствия министра-председателя.

Временное Правительство признало, что комитеты служащих в учреждениях Главного Управления Почт и Телеграфов не могут участвовать в управлении этими учреждениями.


Текст воспроизведен по изданию: Революция 1917 года: (хроника событий). - Т. 1. - М.; Пг.: 1923. С. 138 - 144.

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."